Рафаил Нудельман
Наши древние отцы (и матери тоже)

История записывается не только в материальных памятниках прошлого и в его документах. Параллельно этим творениям рук человеческих природа пишет ту же историю человеческого рода своим собственным шифром — четырьмя буквами генетического кода — и не на бумаге или пергаменте, а в наших с вами генах. Эволюционная генетика как раз и занимается изучением наших с вами генов с целью извлечь с их помощью из безвозвратного прошлого последовательную картину эволюции вида Гомо сапиенс за последние тысячи, десятки тысяч, а если удастся — то и сотни тысяч лет. И кажется, ей это удаётся. В последние месяцы эволюционная генетика занесла на свой счёт целых три революционных открытия.

Методы изучения генов на предмет извлечения из них картины человеческой эволюции мы уже подробно описывали, поэтому сейчас лишь вкратце напомним о них. Сравнивая между собой гены разных людей в их ДНК из так называемой Y-хромосомы (которая наследуется потомками только от отцов) или из так называемой митохондриальной ДНК (она наследуется только от матери), исследователи находят в каких-то местах генетического кода различия в последовательности звеньев. Чем меньше таких различий у представителей двух произвольных групп населения, тем в более близком родстве, видимо, находятся сами эти группы, тем недавнее они выделились из некоего общего котла. А чем больше различий, тем отдалённее родство, тем протяжённее время раздельной жизни этих групп. Используя средние скорости накопления таких генетических различий (а они приблизительно известны), можно определить, когда именно начали расходиться те или иные группы населения. Надо заметить, что ДНК митохондрий и Y-хромосом — единственные подходящие для таких исследований объекты, потому что первая вообще не меняется при делении клетки, а во второй есть участок, который при этом остаётся неизменным.

В своё время самым сенсационным открытием на этом пути было обнаружение того факта, что все ныне существующие люди несут в себе митохондрии, унаследованные от одной и той же древней женщины, жившей примерно 143 тысячи лет назад в Африке. Эту женщину (нашу общую митохондриальную праматерь) условно назвали „митохондриальной Евой“. Открытие „мтЕвы“ тотчас повлекло за собой усиленное изучение „мужской“ Y-хромосомы на предмет поиска нашего общего „игрек-хромосомного отца“. И вскоре он тоже был обнаружен, поскольку оказалось, что вариации в этой хромосоме по мере удаления в прошлое постепенно стираются, указывая тем самым, что когда-то их не было вообще. То есть у истоков всех наших нынешних, слегка различных Y-хромосом находилась какая-то одна-единственная, принадлежавшая одному мужчине.

С этим-то мужчиной, нашим общим „Y-праотцом“, как раз и связана первая из трёх недавних сенсаций эволюционной генетики, которым посвящена эта статья. Как утверждает группа английских и американских исследователей, уточнение описанной выше методики (для анализа были использованы Y-хромосомы 1062 мужчин из 22 географических регионов планеты) позволило наконец-то строго определить, когда именно жил этот наш праотец. Оказалось, что его возраст составляет примерно 59 тысяч лет, или на 84 тысячи лет меньше, чем возраст нашей праматери, „мтЕвы“.

На первый взгляд, это весьма странно. Бывает, конечно, что отец и мать разного возраста, но настолько?! Однако, если говорить всерьёз, ничего удивительного здесь нет. Наличие у всех современных людей общего „Y-праотца“ означает всего лишь, что существовал некий индивидуум, чья Y-хромосома лежала в основании всего последующего дерева человеческих Y-хромосом, поскольку мужские потомки этого индивидуума постепенно вытеснили всех других. Почему? Может быть, у них была более высокая плодовитость, или силы больше — ума не надо, или топоры лучше — не надо силы.

К женщине, передавшей нам всем ДНК своих митохондрий, это никакого отношения не имеет, и потому она могла жить в совершенно другое время. Любопытно, что возможность и, более того, неизбежность такой ситуации была давно уже предсказана. В книге известного английского биолога и популяризатора профессора Стива Джонса „В крови“ имелась глава „А встречались ли Адам и Ева?“, где автор обращал внимание на тот общеизвестный факт, что половой успех самцов, вообще говоря, варьирует сильнее, чем половой успех самок; поэтому женщины, как правило, имеют примерно одинаковое число потомков, тогда как мужчины — весьма разное: одни бездетны, а у других множество законных и незаконных детей. Это различие ведёт к тому, что общий мужской предок каких-нибудь, скажем, десяти мужчин, как правило, отстоит от них всего на три поколения, тогда как общий предок десяти женщин — на целых восемь. Иными словами (словами самого Ст. Джонса), „наш последний общий мужской предок должен был жить много позже нашего последнего предка по женской линии“. (Кстати, отношение 3 к 8 примерно такое же, как отношение 59 тысяч к 143 тысячам.)

Вторая новейшая сенсация эволюционной генетики тоже связана с опознанием предков, но на сей раз несколько более близких. Мартин Ричардс из английского университета в Хаддерсфильде сумел реконструировать древнюю историю заселения Европы. Результаты его тщательного и широкого исследования, тоже проведённого на тысяче с лишним европейцев, показывают, что примерно 6 процентов жителей современной Европы являются прямыми потомками самых первых колонизаторов континента, пришедших сюда во времена палеолита, около 45 тысяч лет назад. Эти „потомки древнейших“ сосредоточены в определённых регионах континента (Страна Басков в Испании, Скандинавский полуостров и другие), где их предки, видимо, нашли убежище, когда в Европу начали вливаться более поздние волны пришельцев. Основная же масса современных европейцев, порядка 80 процентов, является потомками людей, пришедших в Европу от 30 до 20 тысяч лет назад, то есть перед началом последнего обледенения. Наконец, оставшиеся 10 с лишним процентов — это потомки тех Гомо сапиенс, что появились в Европе по окончании этого обледенения, около 10 тысяч лет назад, уже в эпоху неолита. (Раньше считалось, что основная масса Гомо сапиенс пришла в Европу именно во времена неолита.)

Почти одновременно со статьёй Ричардса появилось третье сенсационное сообщение — статья международной группы исследователей во главе с Орнеллой Семино из Падуанского университета и Питером Андерхиллом из Стэнфорда, также обратившихся к вопросу о происхождении современных европейцев, но подошедших к этому вопросу с помощью изучения вариаций Y-хромосом (у всё тех же тысячи с лишним жителей различных районов Европы). Собственно говоря, сенсационным был лишь один из результатов нового исследования: оказалось, что 95 процентов современных европейцев являются потомками всего лишь десяти Y-отцов, разумеется, много более поздних, чем тот общий Y-праотец всего современного человечества, о котором мы говорили выше. На языке генов результаты группы Семино означают, что у 95 процентов изученных Y-хромосом один и тот же генетический участок был обнаружен в десяти различных вариантах. Картина выглядит так, словно в глубокую старину Европу населяли десять отдельных групп, каждая из которых представляла собой отдельный род, то есть группу потомков одного и того же Y-праотца. (Любопытно, что несколько раньше, в 1999 году, английский биолог, профессор Сайкс, с помощью анализа митохондрий установил, что по женской линии всё население Европы произошло всего от семи женщин, для которых он придумал семь вычурных индоевропейских и персидских имён.)

В остальном результаты группы Семино совпадают с результатами Ричардса, но содержат важные новые детали. По Семино, первыми европейцами была группа носителей генетического маркёра М173, пришедшая около 40 тысяч лет назад из Азии (этот маркёр до сих пор свойствен как многим европейцам, так и современным жителям Сибири). Эти люди, занимавшиеся преимущественно охотой, принесли с собой культуру хорошо обработанных каменных орудий и оставили по себе в европейских пещерах поразительные наскальные рисунки (археологи называют эту культуру „Ориньякской“).

Следующая волна поселенцев (носителей маркёра V170) пришла в Европу с Ближнего Востока около 22 тысяч лет назад и принесла с собой удивительные каменные фигурки женщин и небольшие изящные каменные топоры. Поначалу первая группа доминировала в западной, а вторая — в центральной и восточной части континента, однако около 20 - 16 тысяч лет назад климат в Европе посуровел, язык ледника, спустившись от Скандинавии к Альпам, разделил западную и восточную части, и „ориньякцы“, как считает Семино, нашли убежище за Пиренеями, в современной Стране Басков, тогда как более поздние пришельцы укрылись на Балканах. Когда же ледники отступили, эти группы вышли из убежищ, начали смешиваться друг с другом и быстро расти в числе. В результате оказалось, что почти 80 процентов современных европейцев стали потомками этих палеолитических пришельцев.

И лишь оставшиеся 20 процентов обязаны своим происхождением пришельцам времён неолита, появившимся в Европе примерно 9 тысяч лет назад с Ближнего Востока и принесшим с собой начатки сельского хозяйства. (Это время, кстати, совпадает с датировкой первых в Европе следов злаков и домашних животных, найденных археологами в греческой пещере Франхти.)

Вот так, в два удара эволюционная генетика восстановила безвозвратно утраченную, казалось бы, историю заселения Европы на протяжении последних 50 тысяч лет. Разумеется, это не вся история Европы. Первые гоминиды появились здесь намного раньше, как считают, чуть не 800 тысяч лет назад, на Пиренейском полуострове. Но то были предки вымерших позднее и без следа неандертальцев, а вот первые группы Гомо сапиенс вышли из Африки, по-видимому, не раньше, чем 50–55 тысяч лет назад. Пройдя через Ближний Восток, они, видимо, двинулись в прикаспийские степи, откуда затем повернули, как описано выше, в Европу (другие их родичи предпочли Азию).

Одно важное замечание под занавес: не следует, конечно, думать, будто изложенная выше картина заселения Европы является окончательной и пересмотру не подлежит. Точность датировок в эволюционной генетике пока ещё не так велика, как хотелось бы; интерпретация результатов тоже далеко не однозначна, и отнюдь не все специалисты согласны с толкованиями Ричардса и Семино. Эволюционная генетика — лишь в начале своего пути. Начало, однако, впечатляющее.

Знание-сила

Статьи близкой тематики:
Генетическая история человечества.  Лев Животовский, Эльза Хуснутдинова.
Гены брата.  Е. Клещенко.
Гомо сапиенс и геном.  Игорь Лалаянц.
Потомки африканской Евы.  Марина Маркова.
Чьи же мы потомки, в конце-то концов?  Михаил Вартбург.
Эссе Хомо.  Игорь Лалаянц.
Происхождение. Было или не было?  Кирилл Ефремов.
СЕНСАЦИЯ! Найден предок человека…  Кирилл Ефремов.
Гены очеловечивания.  Михаил Вартбург.
Гены и история.  Игорь Лалаянц.
Геногеография — путь в наше прошлое.  Никита Максимов.
Москва генетическая.  Е. Клещенко.
«Прародитель» полутора миллионов русских.  Олег Евграфов.
И всё-таки — Африка!  Рафаил Нудельман.
Как человек сам себя сотворил.  Кирилл Ефремов.
Победа ценой поражения.  Кирилл Ефремов.
Звёздные карты галактики «Человечество».  Кирилл Ефремов.
Теперь человеку — 7 миллионов лет!  Григорий Зеленко.
У начала начал?  Рафаил Нудельман.
Неандерталец с Кавказа. Загадки проясняются.  Никита Максимов.
Как погибли неандертальцы.  Рафаил Нудельман.
Первооткрыватели Евразии.  Кейт Вонг.
Долгий «обезьяний процесс».  Алексей Левин.


AthleticMed магазин спортивной медицины по низким ценам!
2007 Copyright © GenDNA.ru Мобильная Версия v.2015 | PeterLife и компания
Пользовательское соглашение использование материалов сайта разрешено с активной ссылкой на сайт. Партнёрская программа.
Яндекс.Метрика Яндекс цитирования